Пять вариантов клейма "ЗП" и подаренные Самаре кирпичные заводы.

Одним из самых загадочных кирпичных клейм Самары, является клеймо «ЗП».  До сегодняшнего дня оно считалось не идентифицированным. Хотя предположений о производителе было более чем достаточно…
Однако,
[Жми, что бы узнать хозяина клейма...]все версии ограничивались заводчиками с фамилией, начинающейся на букву «П», доступных нам из справочников. В самой Самаре производителей кирпича  с подходящей фамилией не было. А все другие жили и работали весьма далеко от Самары. Всего, согласно разнообразным  указателям, спискам, адрес-календарям и т.д. их было не менее пятнадцати. При этом работали они не только в Самарской Губернии, но и в Саратовской, Казанской и Симбирской. Причина того, что мы не ограничиваемся своей губернией, проста. К примеру:  от Самары до слободы Покровской, находившейся в пределах Самарской губернии – порядка 400 верст, а до, к примеру, Симбирска – всего 250! Разница очевидна. Даже Казань несколько поближе будет.
Но не лежала у меня никогда душа к, так сказать «завсегдашнему» списку претендентов на клеймо «ЗП». Чувствовалось - ну не то это всё!
Недавно, попивал я неплохой коньячок и, тихо, так сказать «под сурдинку» очередной раз, копался в чертогах разума. И где то из самых их глубин все отчетливее стала проявляться информация, относящяяся к 1866 году – году получения соизволения Императора  на строительство Собора во имя Христа Спасителя в Самаре...
Опуская общеизвестные подробности, тезисно остановимся на интересующих нас детальках, относящихся к кирпичикам.
Создали Комитет по сооружению Собора. А казначеем в нем был Иван Михайлович Плешанов. Очень известный и влиятельный человек в истории Самары.
На этой должности он занимался, в том числе, приобретением материалов для строительства, а поскольку Иван Михайлович был человеком ответственным и честным, то дела вел «…по собственному усмотрению».  Более того, он безвозмездно отдал свое дворовое место и скупил несколько близлежащих дворовых усадеб для дальнейшего сноса и подготовки места для строительства.
Является очевидным, что на строительство грандиозного сооружения, помимо всего прочего,  необходимо огромное количества кирпича. Кто-то его должен был произвести. И тут в марте 1867 года, произошло событие, имеющее ключевое значение в разгадке клейма «ЗП».
Как отмечено в скрижалях, Иван Михайлович Плешанов предоставляет "…в полную собственность храма" свои вновь построенные кирпичные заводы, способные вырабатывать до одного миллиона штук кирпича в год, и просит освободить от участия в работе комитета. Он, оказывается, для строительства Собора специально построил и полностью укомплектовал кирпичные заводы!
..Длительное время у комитета не набиралось денег на продолжение строительства и кирпичные заводы простаивали. Были попытки перепрофилировать их под другое производство. Однако, Плешанов это запретил, тем самым подчеркнув чьи это заводы на самом деле, несмотря на то, что он их передал в дар и сам на них кирпичи не выпускал. Опять-таки, не его это род деятельности. Занимался он салотопенными и мыловаренными делами. Более того, поговаривают, что одно время у него было монопольное право вывоза сала из Самары на продажу. Оцените масштаб! А тут какие–то кирпичики… Тем не менее, Иван Михайлович понимал, что строительство Собора рано или поздно возобновится, а свой материал лучше и дешевле, чем покупной и, как рачительный хозяин решил сохранить оборудованные заводы до лучших времен отдав их в АРЕНДУ! Очень интересно, что арендатором оказался известный купец, городской голова в 1873-1874 годах, в последующем Гласный самарской думы - Михаил Иванович Назаров.
Во-о-от! Все понемногу встает на свои места. М.И. Назаров фигурирует во всех наших любимых справочниках, как кирпичный заводчик! Наконец-то, ситуация с клеймом прояснилась. А поскольку собственно заводы построил Иван Михайлович, то клеймо «ЗП», не что иное, как «Завод Плешанова»!
К сожалению, при дальнейшем изучении вопроса, ясность быстро улетучилась… Дальше только интригующий туман.
Во-первых, вариантов клейма  - минимум пять. Два приведены выше. Остальные здесь:
Вероятно, все они относятся к разным временным периодам. Предполагаю, что самое позднее – это начертание:
Во-вторых, в январе 1887 года умирает Михаил Иванович Назаров. Принимая во внимание все вышеперечисленные факты, можно предположить, что Иван Михайлович продолжал сдавать кирпичные заводы в аренду. Но кому?  Не понятно. Безусловно, что в справочниках или рекламных объявлениях в периодической печати Самары в разное время появляются и быстро пропадают фамилии заводчиков, клейм которых никто не знает. Вероятно, кто-то из них… Так же не понятно, кто стал управлять этими заводами после смерти Ивана Михайловича в июне 1906 года. Ведь кирпичной фирмы «Наследников Плешанова» мы то же не видим в скрижалях… Хотя, принимая во внимание, что Иван Михайлович еще в 1867 году передал их в собственность храма, о чем указано выше, с высокой степенью вероятности, можно предположить, что распоряжался ими Город в лице Самарской Городской Управы. Вспомним, к примеру, производство кирпичей Самарского Городского Общества, которое вышло на рынок кирпича аккурат в год смерти Назарова. И не по решению суда заводы оказались в распоряжении Управления города, как предположил я здесь https://berlogaistory.livejournal.com/13210.html, а благодаря движению души конкретного человека…
Пока был жив Плешанов, весьма логично и правильно, что кирпич клеймился его инициалами, а не инициалами или аббревиатурой арендаторов – все-таки заводы организовал, оборудовал и передал в управление он…
В заключение осмелюсь высказать предположение, что все-таки, самый первый вариант клейма «ЗП» был написан курсивом. Он показан на  заглавной фотографии. 

Три клейма на кирпичах Самарской Городской Управы.

В этот раз, предлагаю вместе разобраться с количеством клейм на кирпичах, выпущенных на заводах, принадлежащих Самарской Городской Управе.
Начнем с "обычностей" на которые ссылаются все.
В справочнике по предприятиям Российской Империи на 1907 год указано:

Казалось бы, все просто и вопрос закрыт. Начинающие исследователи, увидев "новое" клеймо и совпадающие инициалы в любом справочнике на этом и останавливаются. Однако,
[Дальше о заводах Самарской Городской Управы...]
мы с Вами прекрасно знаем о неимоверном количестве ошибок в подобных сводных общегосударственных справочниках, поэтому будем разбираться детально. Детальки в нашем деле – основное!
Очевидно, что кирпичные заводы Самарская Городская Управа организовала не сама. Вероятно, они отошли городу по решению суда, в связи с долгами какого-то кирпичного заводчика. А скорее – заводчиков. Если мы с Вами выясним имя или имена этих купцов, я посчитаю, что это будет прорыв в нашем узком сегменте. Почему я предполагаю, что заводы Управа не строила? Потому что, если кто-то организовывает производство, он не просит о:
Нюансик! Когда ты затеял производство, ты знаешь, кто там будет трудиться. В противном случае, не было бы:
Естественно, подрядчика нашли очень быстро (эх, узнать бы кого?). Почему быстро? Потому что, в скореёшем времени последовало:
Изначально, кирпичные заводы Самарской Городской Управы исключительно "удовлетворяли надобности городского хозяйства".
Кстати, обратим еще раз внимание на первый абзац этого объявления:
Кроме кирпичных дел там указана еще и каменоломня. «Сотрудников» приглашали туда вот так незамысловатенько:
Так вот. Последующие несколько лет кирпичные заводы Городской Управы, как мы поняли, работали только нужды города. Однако, заводы Управы очень быстро набрали мощность и излишки, оставшиеся после удовлетворения необходимостей города стали реализовывать всем желающим, начиная с  1912 года, причем крайне малыми партиями:
В 1914 году Управа расширила ассортимент выпускаемой продукции:
Быстро минуло несколько лет. Наступил первый год Великой Смуты. И мы получили окончательное подтверждение того, что Самарской Городской Управе принадлежали именно три кирпичных завода. В силу различных причин, а скорее непонимания сложившейся  ситуации 1917 года, в надежде на временность произошедших изменений в стране (такое же мнение было  у многих. Никто и представить себе не  мог, что это навсегда!) Самарская Управа пытается найти арендаторов на ВСЕ свои активы, в том числе и на кирпичные заводы. Оказалось, что, действительно, всего заводов ТРИ. Сначала последовало:
И сразу, через месяц:
Вывод очевиден: у Самарской Городской Управы было три клейма: «СГУ», «С.Г.У.» и «С.Г. Управление». На этот раз в справочниках ошибки нет.

Ну, как-то так…

Самара - Родина баяна. Конкурентные войны на музыкальном рынке купеческой Самары.

Первый музыкальный магазин был открыт в Самаре в 1882 году Георгием (более благозвучно для русского уха - Егорием) Филипповичем Бемом .
Его реклама за 1885 год:
Будучи первым и единственным все у него было хорошо. По прежнему все хорошо было у него и через десять лет, в 1896 году:
[Бем и Чулков.Смотреть и изучать]Безусловно, на рынке были мелкие продавцы музыкальных инструментов, но серьезно конкурировать с Егором Филипповичем они были не в состоянии. Так торговали понемножку… Однако, ситуация резко изменилась в 1898 году. Причем началась она именно с ухода с рынка так сказать «не профильных», мелких торговцев, как например некого Малаксианова:
Причем, он предпочел «курить в сторонке» в буквальном смысле:
Всё дело в том, что именно в 1898 году открыл свой музыкальный магазин Павел Леонтьевич Чулков – изобретатель первого отечественного баяна...

Итак, в 1898 и 1899 годах Бем чувствует себя относительно спокойно:
Более того, в 1900 году Егор Филиппович осуществил хороший маркетинговый ход: в своём музыкальном магазине он начал реализовывать билеты на концерты:
Однако, в том же 1900 году началась активная рекламная компания Павла Леонтьевича, в дальнейшем выросшая в настоящую маркетинговую войну.
В следующем - 1901 году Чулков начинает:
Егор Филиппович, в свою очередь, отвечает:
1902 год. Павел Леонтьевич предложил к продаже граммофоны и обзавелся собственной починочной мастерской:
А у Бема все без изменений, даже картинка объявления не меняется, причем уже четыре года:
В свою очередь, тема с граммофонами весьма приглянулась хозяину известного фотографического магазина Самары М.А.Шанину и он в 1903 году однобоко, в узком сегменте, но вышел на рынок музыкальных магазинов:
А тут ещё один новый и серьезный конкурент нарисовался:
В это время Чулков стремительно идет дальше, берет эксклюзивные права и становится самарским представителем существующей с 1810 года фабрики «Братьев Р. и А. Дидерихс»:
И продолжает усиливать рекламную кампанию со всем разнообразием объявлений:
А так же, повторяет маркетинговую находку Бема с реализацией билетов на концерты в собственном магазине:
Весь 1903 год Бем отмалчивался и объявился в 1904 году с совершенно новой рекламой и новыми собственными инициалами:
На это Павел Леонтьевич ответил:
В 1905 году на музыкальном рынке Самары мелькнул некто М.А.Раушенбах с граммофонами. Однако, его больше, после этого, никто не вспоминал:
Следующий виток обострения конкуренции случился через два года – в 1907 году:
На этот период основными игроками музыкальной сферы Самары являлись:
В следующем году противостояние титанов продолжилось:
Наступил знаковый и переломный 1909 год.  Свой "звездный" год Павел Леонтьевич начал с реализациии в своем магазине билетов на концерты:
А уже в сентябре этого же года Чулков «взорвал» музыкальный мир Самары, организовав приезд самого Шаляпина!!! И, естественно билеты на представления можно было купить в магазине Павла Леонтьевича:
Кстати, вот и сам Чулков (четвертый справа) вместе с Шаляпиным на волжском берегу Самары:
Кстати, вопреки распространенному мнению, концертно-музыкальная жизнь в Самаре того времени была достаточно бурной. Вот лишь несколько примеров этому:
Ну так вот, приезд в Самару сверхпопулярного Шаляпина по приглашению Чулкова оказал решающее значение в перегруппировке сил мира музыкальных магазинов города. Если в 1909 году Бем еще бодрится, хотя и делает акцент на пластинках и звуковоспроизводящей технике (отметьте "пластинки Пате"-от этой фирмы будет рожден Патефон),
то Чулков в свою очередь гнет линию музыкальных инструментов:

Начиная с 1910 года Бем на два года пропадает. Однако, дело своё на плаву он держит в отличие от магазина «Симфония», который вовсе закрывается:
Предложения Павла Леонтьевича Чулкова в 1910 году:
1912 год начинается с возрождения музыкального магазина «Симфония»:
К своему очередному открытию «Симфония» привлекла в свои ряды, как это видно из объявления, единственного фортепианного мастера и настройщика Самары. Хороший ход. Особенно то время. Это достаточно редкая профессия. Конечно, в Самаре и раньше были настройщики. Вернее настройщик. К примеру в 1903 году:
Однако это не отменяет «дефицита кадров».
Идем дальше по 1912 году. Георгий Филиппович Бем в этом году вспоминает свою раннюю услугу - прокат пианино:
Чулков отвечает возможностью рассрочки платежей:
Прошел еще год и все музыкальные торговцы в основном переориентировались на продажу граммофонов и пластинок к ним. Спрос рождает предложение. Вот еще самому кнопки нажимать где-то. Да еще уметь это надо! Лучше мы «музычку» на пластинках послушаем… Но, даже в этом деле, Павел Леонтьевич в авангарде. Он продвигает "не шипящий и не терзающий ухо" современный Тонарм:
В свою очередь, Георгий Филиппович в 1914 году применил новомодный шаг в рекламе того времени – размещение фотографии, а не рисунка в объявлении. Очень интересно...
1915 год. На общем фоне снижения продаж ожидаемо напомнил о себе Шанин:
Павел Леонтьевич по-прежнему организует концерты...
...и продвигает граммофоны:
Но уже не весело в стране. Не до музыки становится, потому что:
И даже обувь специфическую предлагают, не говоря уже о других товарах:
В общей атмосфере висит ощущение приближения тяжелейших смутных времен… В стране вводят карточки:

...Последнее упоминание о Георгии Филипповиче Беме мы находим в 1916 году (что интересно на одной странице с Шаниным):
Дальнейшей судьбы Бема мы не знаем...
Реклама Чулкова за этот же год:


Правда, на этом Павел Леонтьевич не угомонился, о чем мы уже знаем: https://berlogaistory.livejournal.com/12517.html…

А дальше, к сожалению, все печально:
и даже так:
В скором времени последовали:
И в результате:
...
И как-то не до музыки стало. Надолго…

P.S. Так почему и на каком основании утверждается, что Самара-родина баяна - спросит пытливый читатель дочитавший эту историю до конца. Особенно подчеркиваю, что это утверждение не из разряда «Россия – родина слонов». Данная тема досконально и великолепно проработана и освещена в книге Леонида Львовича Рафельсона «Самарский баян»:

Добавить по этому факту нечего (да и не надо), а уж тем более пересказывать книгу, выдавая за собственное исследование незачем:))
Дополнительно, оченно хотелось бы отметить, что именно такие факты необходимо всевозможными способами продвигать. Долго думали самарские чиновники на тему достопримечательностей и определяющих особенностей города перед пресловутым «мундиалем». Закончилось, как обычно, банальностями. А ведь очевидно - «матчасть» только нужно знать. Первое, что лежало на поверхности для дальнейшей эксплуатации – это убежденность многих жителей России, что Самара – «кошачья столица». И второе, как мы выясняем сейчас, что Самара – родина баяна. Не Швейку памятник нужно было ставить у бывшего магазина Чулкова на нынешней Куйбышева, а огромный Баян! Не вкладывать деньги в монумент «мутным» бело-чехам, а в бронзового кота! И, если уж поставили церетелевского Дядю Стёпу задом к Волге, то нужно было хотя бы вокруг него не собачку, а кошек установить. Эх, ну да ладно…

Товарищество "В.И.Александров и Ко" или как Василий Иванович стал кирпичным заводчиком...

Продолжение темы : https://berlogaistory.livejournal.com/11072.html

Безусловно, всё началось с его отца – Ивана Николаевича. Одно из первых упоминаний о нем, которое нам удалось обнаружить, это то, что в 1885 году Иван Николаевич успешно трудился агентом:
(Опечатка в отчестве, как мы знаем – привычное дело…) Причем, как мы увидим дальше, поприще агента будет не чуждо и сыну.
Через 10 лет в 1896 году Иван Николаевич начинает кирпичную тему.  Вот его первая реклама:
[Читать историю дальше...]Обратите внимание, что Александров начал просто с реализации чужого кирпича разумно делая акцент на не производившемся в Самаре «огнеупоре».
В 1898 году на купеческом горизонте потихоньку начинает появляться его сын Василий Иванович. Что характерно, точно с такой же позиции агента, как и отец:
В этом же 1898 году, случилось, казалось бы, рядовое событие: Главным управлением неокладных сборов и казенной продажи питей на должность старшего ревизора Самарского акцизного управления был назначен надзиратель Псковского акцизного управления – коллежский советник Константин Павлович Венецианов.
Не догадывался тогда псковский чиновник Венецианов, что станет самарским кирпичным заводчиком. Ну да ладно. Прошло несколько лет. Василий Иванович активно ищет себя в бизнесе. Однако, все еще продолжает выступать как агент и посредник:
Он по-прежнему:
Отец же его - Иван Николаевич в 1902 году вошел в члены наблюдательного комитета очень перспективной организации - Городского общества взаимного от огня страхования:
Что характерно, в следующем 1903 году в этом обществе впервые появился Шишкин Павел Федорович, который уже в 1905 году его возглавит.
Безусловно, Общество должно было хранить общественные деньги в банке. А в банке товарищем Директора является:
С 1911 года Иван Ефимович становится и вовсе директором:
Ага! Начали группироваться кирпичные заводчики вместе…. Но это тема для отдельного разговора, а пока... К 1904 году, третья фигура нашего исследования Константин Павлович Венецианов  получил чин статского советника:
И стал членом Самарского городского комитета попечительства о народной трезвости:
В свою очередь, в 1904 году Василий Иванович Александров объявился членом Самарского общества потребителей:
Однако, через год будущий кирпичник Василий Иванович организует, не поверите, типографию!

Но не то это всё! Размаха нет. Широты! Проходит время и вот 25 января 1911 года регистрируется в Самаре  Товарищество «В.Александров и Ко» для организации кирпичного производства. А что? Наработанная база и понимание технологического процесса есть. Не зря отец с этими глиняными изделиями возился. А партнером Василия Ивановича в Товариществе становится тот самый старший ревизор Самарского акцизного управления Венецианов Константин Павлович!
Кстати, обратите внимание на весьма серьёзную сумму капитала товарищей. К слову дом отличный можно было приобрести в центре Самары за сумму вдвое меньшую…
О глобальных планах Товарищества мы уже знаем: https://berlogaistory.livejournal.com/11072.html

Дополнительно совершенно необходимо отметить, что ровно через год (28 января 1912 г.) после регистрации Товарищества, но до того как Высочайшим указом был утвержден его Устав, Константин Павлович покинул государственную службу и, получив действительного статского советника остался только в качестве председателя городского комитета попечительство о народной трезвости.
Если в справочнике на 1912 году (подготовленный к печати в 1911 году) он еще присутствует в списках акцизного управления:
то в 1913 году его уже нет:

Достойно уважения. Не стал совмещать бизнес и работу в госструктурах.
Самара, хоть и был «Русским Чикаго», однако город маленький, поэтому нет ничего удивительного в сотрудничестве купцов и власти. Гораздо интереснее история, когда кирпичные заводчики сами во власть ходили. Но об этом, как-нибудь в следующий раз…

 

Пережившие смуту....

Сегодня не о кирпичах...
   Революционные события 1917-1918 годов в Российской Империи привели не только к смене власти, но и радикально изменили весь уклад жизни в стране. В том числе, это отразилось на предпринимателях и купечестве. Многие были вынуждены свернуть дела и покинуть Родину. Многие были попросту убиты.
   После прочтения булгаковского "Собачьего сердца" прочно засела в сознании фраза, произнесенная Шариковым про то беспокойное время: «Господа все в Париже…».  В-общем то, на этот тезис я и ориентировался длительное время, при этом, относительно не плохо зная ситуацию смутного времени на примере Самары.  Однако, недавно как всегда зарывшись в справочниках, документах и периодике в поисках информации о кирпичных заводчиках, обратил внимание на то, что некоторые самарские предприниматели благополучно пережили тяжелые времена, дотянули до НЭПа и вышли из «подполья» возобновив свою бурную деятельность. Правда, десятилетие новой экономической политики "благополучно" окончилось запретом частной собственности, и на этом эпоха российского купечества оборвалась. Совсем. От слова «навсегда».

Тем не менее, посмотрим на несколько осколков…

Начнем с Ивана Фёдоровича Балина:

1910 год
1912 год
[Читать дальше...]
Время НЭПа:
Идем далее. Вновь восстановлена по возвращению с Дальнего Востока парикмахерская Соболева:

Продолжил деятельность магазин Шанина.
Время НЭПа:
Вот его магазин до революции в Самаре:
До смуты был у него магазин и в Оренбурге на улице Николаевской:
Поэтому не будет удивительным, если он и в Оренбурге снова открылся в 1920-х годах. Не знаю, но интересно…
   Кстати, эти общеизвестные фотографии старой Самары являются изданием магазина Шанина:

Раз уж на последней фотографии Жигулевский пивоваренный завод "мелькнул", тогда и о нём немного:
1912 год (к примеру)
В 1918 году завод национализировали. Однако, 17 января 1923 года управляющий Самарского губсовнархоза С. О. Викснин и Лотар Альфредович Вакано подписали договор аренды завода на 12 лет. Арендаторами являлись Лотар, Эрих и Лев Альфредовичи Вакано. А 17 марта этого же года договор утвердил Президиум ВСНХ СССР. Таким образом, было создано товарищество «Бр. Вакано, Боярский и Фарбер»:
Обратите внимание на количество занятых на производстве. Поуменьшилось как-то… Не удивительно, что продукции перестало хватать лет этак на 70. Ну да ладно, движемся дальше.
1916 год
В НЭП дело отца продолжила – дочь. Причем по тому же адресу:

Весьма уверенно чувствовал себя  Максим Рафаилович Альпертен. Как до смутного времени:
1898 год
1900 год

Так и во время НЭПа:
здесь опечатка вкралась - куда же без них:))

да и здесь тоже немного строчки перепутали...

А эти братья совсем "размахались" в НЭП! Даже не по времени как-то! Обратите внимание:
Отделения аж в трёх городах! Правительственное клеймо да с такой "не пролетарской" репутацией!

И, наконец, Павел Леонтьевич Чулков – изобретатель первого отечественного баяна. Да-да! Баян был изобретен в Самаре! Более подробно о Павле Леонтьевиче хотелось бы поговорить отдельно, но несколько позже. А пока:
1901 год
1912 год
А теперь - 1926 год

Все предприниматели, о  которых мы с Вами сегодня вспомнили, на излёте «новой экономической политики» были лишены избирательных прав как торговцы и стали, так называемыми «лишенцами», то есть изгоями и маргиналами в своей родной стране…

И вновь, неопознанные кирпичные клейма Самары...

  Расшифровка кирпичных клейм, на мой взгляд, очень увлекательное дело. Однако, бывают случаи, когда не то, что расшифровать - прочесть корректно не получается... На данный момент, у меня в работе два клейма - достаточно редких в Самаре. В связи с этим, нельзя исключать, что они привезены из других Губерний. Тем не менее,точно прочитать их не могу. Соответственно - расшифровать. Ребята, Ваши версии?

   Клеймо первое. Создаётся впечатление, что это либо "ЗЗС", либо "ЗЖ":
или вот оно еще:

Клеймо второе. Ощущение, что "ЗС":
  Что скажете, друзья?

Село Тюлюк и Иремель. Южный Урал.

Наконец-то, при помощи  друзей, удалось выбраться на Южный Урал. Чего проще - восемь часов на автомобиле и мы в мире без сотовых телефонов.
Ладно, по-поводу мобильных я наврал... Ловит там один... Не в этом дело.
Ребята! Какая там природа и люди!!! Более ничего говорить не хочу - только смотрим, но, иногда, с пояснениями.
[Тюлюк и Иремель, смотреть...]Село Тюлюк и Малый Иремель:
Церковь села Тюлюк (конец 19 в.):
Вид на Малый Иремель через дерево:
Порадовало, что хотя бы на Урале осталась ещё животворная Сила:
или символы пожелания достатка в доме:
или, просто, а-ля этнические дела:
Слава Богам, удалось посетить местный музей, который организовал, энтузиаст Игорь и его семья,намеренно переехавшие из крупного города в Тюлюк (кстати, в селе нет ни газа, ни водопровода, ни канализации. Кроме электричества нет ничего...):
Под свой музей Игорь отвел целый дом и подворье:
Хозяин музея показывет принцип действия давно забытого инструмента:
Каслинское литьё:
Наконец-то! Моя любимая "четверть" (крайняя справа):
Топорная работа:
Уникальный буфет. Как говорит хозяин, вероятно, симбирской работы:
А, теперь, просто атмосферные зарисовки:
Солярные символы.Оберегают, до сих пор. И это правильно:
Везде найдутся свои "полдома":
Вот так выглядит граница тайги:
Давненько я не лицезрел Семаргла собственной персоной:
На улице -23 градуса, а серъёзным уральским коровам, как и людям - нормально. Погода прогулочная, так сказать "шепчет":
Напоследок - лирика:

Славный город Саратов и неопознанное кирпичное клеймо.

Мелькнул я тут недавно в славном городе Саратове:
  Ехал я туда, помятуя и напевая слова Александра Сергеевича Грибоедова : «В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов…»
Однако,

[Смотреть клейма и славный Саратов-жмите...]по итогам поездки, остался я в полном недоумении от несоответствия  увиденного  исторического центра и взращенными на, как выяснилось,  несправедливых словах классика, эмоциями.  Правда, Александр Сергеевич написал их в 1824 году, но, и тогда Саратов был городом очень большим на уровне крупнейших Киева, Казани и так далее. Поэтому, предполагаю, что вышеуказанные строки Грибоедов сочинил либо для рифмы, либо из «личной неприязни»:)
Кстати, вот и автор:
  Так вот. Побродив по Саратову, вынужден, как не прискорбно мне, коренному самарцу, безумно любящему свой родной город, говорить, но, несмотря на весь свой  «Великосамарский шовинизм» скажу – Саратов не глушь… Уф, смог-таки выдавить это из себя :))
Но сейчас, речь не об этом. Проведя самоэкскурсию по городу, привычным вооруженным глазом, обнаружил я несколько кирпичных клейм. С идентификацией двух из них у меня проблем не возникло.

Клеймо первое:
Принадлежит оно Ивану Алексеевичу Пасхунову. Информации о нем и его заводах достаточно, пересказывать не буду.

Клеймо второе (прошу прощения за качество фотографий….):
Судя по всему, принадлежит оно, фигурирующему во всех справочниках, Тарасу Васильевичу Горину. По нему, так же есть информация. Поговаривают, что у него была очень интересная бизнес-карьера. Но это преррогатива моих саратовских друзей. Жду от них подробностей. Хотя полагаю, что речь пойдет о не отданных кредитах, бегстве за рубежи Родины и т.д.

А вот, третье клеймо вызвало у меня чувство «неудовлетворенности» :)). Не смог я… Мало того - фотография не получилась. Так ещё и производителя не опознал:
  Сейчас попробуем приблизиться:
Короче говоря, начертано там  Г.З.

  Ребята! Это чьё творение?
Нашел я его на знаковом здании Императорской Алексеевской Консерватории:

Ну а дальше, просто Саратов – для исторической атмосферы:
Где еще есть площадь и памятник Столыпину?

Детальки...

Эпичность...

Ну как-то так...

Кирпичное клеймо "Торгового дома Вырыпаевых" и адмирал Колчак.

Ярко, но коротко просиял на небосклоне кирпичеделательной сферы Самары «Торговый дом Вырыпаевых»:


[Читаем и смотрим дальше...]
На мой взгляд, у них получался наиболее качественный тычок кирпича среди самарских производителей:

В скрижалях завод Вырыпаевых упоминается только один раз – в 1912 году. Правда, фамилия написана не корректно:
При этом интересно, что сам Торговый дом был зарегистрирован лишь в 1913 году. Учредителями были три брата и племянник Вырыпевы. Однако, в сегодняшней истории нас интересует только один из братьев – Осип Прокофьевич. Родился он в 1863 году, женился, родил десять детей, породнился через дочь с воротилами самарского бизнеса Новокрещеновыми, вёл серьезные торговые дела и прожил бы обычную жизнь предпринимателя, оставшись в нашей памяти только на клейме кирпича, если бы не один из его сыновей, который своим доблестным служением Отчизне обессмертил фамилию в истории России. 

Все смотрели фильм «Адмиралъ», но даже не могли подумать о возможности какой-либо связи адмирала Александра Васильевича Колчака с Самарой, не говоря уже о каком-то кирпиче с клеймом «Торгового Дома Вырыпаевых в Самаре». Всё правильно – Верховный Главнокомандующий Русской Армии, а тут какие-то кирпичи. А связь есть! Это сын Осипа Прокофьевича – Василий Осипович Вырыпаев.
В.О. Вырыпаев (фото из Сети)
Ну так вот! Многие знают имя генерала Владимира Оскаровича Каппеля, особенно после того, как его в вышеупомянутом фильме «Адмиралъ» замечательно сыграл Сергей Безруков.
                                                                          В.О. Каппель (фото из Сети)

   Однако, гораздо меньше людей знает, что активное участие в гражданской войне генерала Владимира Оскаровича Каппеля началась именно в Самаре.

Каппель возглавил отряд добровольцев, сформированный в 1918 году в Самаре и названный  Первой добровольческой Самарской дружиной. В его состав, кроме других подразделений входили и Волжская конная батарея под командованием капитана Вырыпаева – сына Осипа Порфирьевича.
Летом 1918 года Каппель «мечется» по Самарской Губернии осуществляя активные боевые действия под Сызранью, Ставрополем (ныне Тольятти), Бугурусланом и Бузулуком. Главной целью Каппеля было обезопасить Самару от советской власти. Каппель будучи монархистом по убеждению четко сформулировал свою личную задачу: «борьба с большевизмом»…
   Вот такие агитационные плакаты были у армии Колчака:

Лозунг на последнем плакате, мне кожется очень знакомым. Где-то я его видел недавно...:))

Начиная с лета 1918 года во всех операциях Каппеля принимал участие Вырыпаев, став его правой рукой. В том числе, Василий Осипович был участником эпического Великого Сибирского Ледяного Похода, в котором и погиб Каппель, стремившийся на помощь к Колчаку.
Колчак А.В. (фото из Сети)
Подтверждением дружбы и преданности Каппелю явилось то, что Вырыпаев до последней минуты находился рядом с генералом Каппелем, а после его смерти в 1920 году проделал оставшуюся часть похода с гробом, в котором лежало тело шефа:
(фото из Сети)
Через два года, в 1922 году Василий Осипович был вынужден покинуть Родину, и уехал сначала в Китай, затем в Австралию и осел 1929 году в США с надеждой вернуться, но не в большевистскую Россию! Мечтам не суждено было сбыться, в Штатах Василий Осипович прожил весь остаток жизни и скончался, на территории бывшей колонии Российской Империи - г.Сан-Франциско, в возрасте 86 лет. Кстати, живя в США он стал соавтором в написании великой книги «Каппель и каппелевцы» в части «каппелевцы». Очень рекомендую к прочтению!

Вот такой вот Торговый Дом Вырыпаевых...

  Ребята, а ведь кирпичи снова рассказали нам замечательную историю!

P.S.: Василий Осипович Вырыпаев окончил Самарское юнкерское училище и в 1914 году был награждён солдатским Георгиевским крестом 4-й степени.

Разгадка ещё одного кирпичного клейма Самары. Товарищество Василия Ивановича Александрова.

Понемногу, собирая по крупицам информацию, движемся мы по пути идентификации кирпичных клейм. В этот раз, покопавшись в чертогах памяти, вспомнили мы о вот такой надписи:
Сразу подумалось - это не что иное, как расшифровка нижепоказанного кирпичного клейма:
В связи с тем, что данный производитель клеймил свои кирпичи только на постели, вынужден был взять фото клейма в Сети, так как авторская фотография, к сожалению, оставляет желать лучшего :)) (над исправлением ситуации автор работает) :))

Ну так, вот! Выяснилось, что:

Обратите внимание на количество произведенного кирпича. Но это еще не всё! Дальше планы просто наполеоновские. Смотрим на бизнес-план Товарищества:

Ну, а дальше самое интересное. Изучив Устав Товарищества:

который, как и положено, утвержден Императором:

мы выяснили учредителей Товарищества:

  Кстати, Василий Иванович - это сын Ивана Николаевича, известнейшего кирпичного заводчика Самары, который своё клеймо ставил исключительно на ложке:

Как всегда, всё очень просто. К сожалению, одной тайной стало меньше...